Каменск-Уральский
Например:
Санкт-Петербург
Москва
или
Выбрать автоматически
Санкт-Петербург
Москва
Краснодар
Уфа
Сочи
Казань
Каменск-Уральский
Ваш город
Каменск-Уральский
Поиск

Здоровье закладывается с детства

Перед маленьким пациентом невозможно сыграть заботу, доброту, ласку. Дети так устроены, что чувствуют малейшую фальшь и неправду в общении с взрослыми. Поэтому врач-педиатр – это особая профессия, которая требует не только высокой квалификации, но в не меньшей мере – полной самоотдачи и искренней любви к ребенку.

О своих подопечных, их проблемах и о педиатрическом отделении в целом рассказала заведующая отделением, добрый детский доктор Жанна Анатольевна Лабань.

Наше педиатрическое отделение существует с момента открытия клиники. Работают у нас педиатры, медицинские сестры, массажисты, а также все детские врачи-специалисты – хирург-ортопед, невролог, окулист, отоларинголог. Кроме того, при необходимости мы привлекаем специалиста-логопеда, обычно это связано с диспансеризацией ребенка.

Детишек мы наблюдаем с рождения и до 18 лет. Деления врачей на неонатологов, педиатров и подростковых врачей у нас нет. Доктор, который ведет ребенка с момента рождения, наблюдает его на протяжении всего периода. И здесь, на мой взгляд, есть очень большой плюс – ведь в этом случае педиатр видит динамику роста ребенка, учитывает все детали развития своего пациента, знает, на что следует обратить особое внимание. Естественно, для этого родителям надо оформлять медицинские услуги в соответствии с возрастной программой, предусмотренной в нашей клинике. Возможно обслуживание и за наличный расчет, и другие способы оплаты. Кому как удобнее.

У вас существует несколько детских программ, которые определяются возрастом ребенка. Чем они отличаются с точки зрения медицинского обслуживания?

Да, всего у нас четыре возрастные программы – с рождения ребенка до годика, с года до трех, с трех до семи и с семи до 18 лет. Это деление связано с естественным ростом ребенка и определенными изменениями в его организме. До года идет закладка здоровья, это самый серьезный этап развития маленького человечка, здесь ничего нельзя упустить и просмотреть, а потому от врачей требуется максимум внимания и заботы в этот период. И абсолютно естественно, что комплекс оказываемых услуг по первой программе самый объемный.

На первом году жизни мы проводим комплексное исследование всех органов и систем младенца – смотрим и головной мозг (нейросонография головного мозга), и органы брюшной полости, делаем УЗИ почек и тазобедренных суставов. Проводится это вне зависимости от конкретных жалоб малышей и их мамочек. Необходимость таких объемных исследований в том, чтобы исключить какие-либо патологии на самом раннем этапе развития организма. Это у нас в программе прописано.

А за младенцами закрепляются патронажные сестры, которые регулярно посещают его на дому?

Нет, патронажные сестры по программе у нас не предусмотрены, патронаж проводит сам врач. Все наши педиатры постоянно проходят курсы по повышению своей квалификации, в том числе и в области неонатологии. Мы очень любим своих малышей. И так приятно, когда их вот так целый год ведешь по программе и становишься уже своим, домашним доктором. И мамочки, и дети относятся к тебе как к родному и искренне хотят, чтобы и дальше доктор наблюдал за здоровьем ребенка. Медицинские сестры выезжают на забор анализов на дому, на проверку реакции Манту.

Вернемся к особенностям детских программ вашей клиники…

С года до трех лет – это, естественно, другой возрастной этап, и следующая программа по оказанию услуг предполагает иную регулярность осмотра, несколько реже. В соответствии с правилами, разработанными Минздравом, педиатр осматривает ребенка от года до двух лет раз в квартал, а с двух до трех лет – раз в полгода. Один раз в год осматривают ребенка врачи-специалисты. Но это только в том случае, конечно, если у малыша не наблюдается никакой патологии. Например, если не все в порядке с тазобедренными суставчиками или с нервной системой есть проблемы, в таких случаях, при необходимости, по назначению врача-педиатра специалисты осматривают ребеночка чаще.

Или другой пример: у ребенка заболело ухо, и есть подозрение на отит, динамику которого необходимо понаблюдать. Назначается осмотр ЛОР-врача, а дальше действуем по ситуации.

С трех до семи маленький пациент подлежит ежегодному диспансерному плановому осмотру, при котором он проходит всех врачей-специалистов, ему проводится ультразвуковое исследование (УЗИ). Кроме того, у ребенка берутся обязательные анализы – общие анализы крови и мочи, а также анализ кала на яйца глистов и соскоб на энтеробиоз. Все это обязательно входит в диспансерный осмотр.

Что вы скажете о таком пресловутом высказывании, что абсолютно здоровых детей в последние десятилетия рождается все меньше и меньше?

Да, это так. Причин тому множество – это связано с общим состоянием женщины, которая вынашивает ребенка на протяжении девяти месяцев, ее готовностью к родам и течением самих родов. Сюда же можно отнести стрессы и постоянно ухудшающуюся экологию, которые сопровождают нас всех по жизни и откладывают свой негативный отпечаток на каждое последующее поколение.

Сейчас, например, у детей очень часто встречается анемия. Такой парадокс: уровень жизни в большинстве семей более высокий, и женщина питается вроде бы лучше и качественней, а заболеваемость анемией у женщин все выше. При беременности, естественно, страдает и плод. Когда ребенок рождается, его организм содержит столько же железа в процентном отношении, что и материнский. И до трех месяцев ребенок использует в своей жизнедеятельности запасы, полученные от матери. Именно в три месяца мы обязательно делаем контрольные анализы, чтобы понять, запущен ли механизм собственного обеспечения организма необходимыми микроэлементами, витаминами и минералами и насколько обеспечен их необходимый баланс. Тем более что с этого времени начинается вакцинация.

Наверное, и роль папы в рождении не очень здорового ребенка не менее значительна, чем мамы?

Конечно, сегодня во многих случаях качество спермы, да и здоровье самого отца оставляют желать лучшего. И это, опять же, экология, стрессы, незнание, а порой и нежелание обращать внимание на собственное здоровье и профилактику. И потом есть еще такая категория новорожденных, как дети ЭКО (экстракорпорального оплодотворения). Такие дети в силу особенности метода их зачатия и рождения появляются на свет более ослабленными, ведь, как правило, у роженицы рождается не один, а двое, а то и трое младенцев. Встречаются и проблемы с иммунитетом. И это несмотря на то, что мамы таких детей кормят грудью своих младенцев часто даже дольше, чем родившихся естественным путем. Еще один парадокс современности... Поэтому такой ребенок находится под более пристальным нашим наблюдением, и вакцинацию мы начинаем делать ему позже.

Кстати, о вакцинации: насколько изменилось отношение к вакцинации родителей в последние годы? Ведь был период, пик его пришелся, по-моему, на 1990-е годы, когда родители сплошь и рядом отказывались прививать детей.

Да, вы правы. Сегодня прослойка невакцинированных детишек явно снижается. По крайней мере, по своим пациентам могу сказать, что у нас тех, кто не прививается, практически единицы, причем это принципиальная позиция родителей, поскольку они отказываются от любой вакцины, то есть от вакцинации вообще. Сейчас ведь на форумах в Интернете можно обсудить любую проблему – и, к сожалению, далеко не всегда вашим оппонентом будет квалифицированный врач, а чаще всего такая же продвинутая мамочка, у которой случилась неприятность при введении какой-то определенной вакцины ее ребенку. И заинтересованный участник форума начинает это примеривать на себя, без учета особенностей детей, времени вакцинации, сопутствующих заболеваний конкретного ребенка, и прочее и прочее. То, что касается обязательного графика прививок, которые требуются для посещения дошкольного и школьного учреждений, все-таки мы убеждаем таких родителей о необходимости данных мер. До года мы делаем вакцинацию на дому. Все наши педиатры закончили обучающие курсы по вакцинопрофилактике. Мы в курсе всех новых вакцин, появляющихся в мире. Но используем всегда только проверенные и самые безопасные.

Сейчас ведь и качество вакцин значительно возросло, ведь так?

Да, безусловно. Мы пользуемся в основном импортными вакцинами, выбирая наиболее очищенные и безопасные. Например, Инфанрикс (ЛКДС), который мы применяем, дает минимальный процент побочных реакций – в основном это повышение температуры, и то таких фебрильных цифр, как раньше, не бывает, температура может подняться только до 37,5°, даже до 38° чаще всего не доходит.

Или, скажем, против полиомиелита мы применяем сейчас вакцину Имоваксполио. Она не живая, не капельки. При ревакцинации, на втором году жизни, мы уже используем капельки, поскольку дети уже более зрелые, окрепшие. И детишки ее нормально переносят.

Что касается работы с родителями по разъяснению всех аспектов вакцинации, мы порой сталкиваемся и с противоположной проблемой. Некоторые родители хотят провакцинировать своего ребенка (получив массу информации из Интернета и детских журналов) даже теми препаратами, которые не входят в обязательный перечень традиционных вакцин. Например, Акт-хиб (против гемофильной палочки, которая может вызывать частые простудные заболевания, особенно у ребенка от года до трех лет) или Пневмо-23 (против возбудителя пневмоний). Когда ребенок начинает ходить в садик, простудные заболевания, как правило, учащаются, идет процесс адаптации. И мы обязательно проводим беседы с родителями, какие меры следует предпринимать, постепенно подготавливая ребенка к посещению им дошкольного учреждения, как максимально смягчить процесс адаптации в коллективе с точки зрения инфицирования, какой оптимальный возраст ребенка для посещения дошкольных учреждений, и много всего другого.

Я придерживаюсь мнения, что ребенка следует отправлять в дошкольное заведение лишь после того, как ему исполнится три годика. К этому времени он уже сам может кушать, одеваться, раздеваться и так далее. И в это время дети хорошо адаптируются в своей среде. Так что мы не только лечим, но и занимаемся просветительской и профилактической работой.

В клинике педиатрическое отделение как-то обособлено от той территории, где принимают взрослых?

Я не могу сказать, что отделение абсолютно обособленное. Но мы стараемся максимально отделить прием в клинике детей от приема взрослых. В будние дни, с понедельника по пятницу, мы ведем прием в кабинете педиатра с 8 до 12 утра. Детишки с родителями пользуются отдельным входом в клинику, поднимаются в кабинет на лифте – в общем, мы соблюдаем режим минимальных контактов с взрослыми. Диспансерный день у нас – это суббота. Присутствуют все специалисты, проводится УЗИ. В этот день нам выделяется весь третий этаж, где присутствуют только дети, никаких контактов с взрослой публикой нет. Регистратура у нас тоже своя и располагается отдельно от взрослой. С понедельника по пятницу мы в основном приглашаем детей постарше, когда они, например, выписываются в школу и приходят за справкой. А совсем маленьких, до трех лет, стараемся приглашать все-таки в субботу, и то если в этом есть необходимость, потому что в основном программа наблюдения таких детишек предполагает осмотр на дому.

Если же ребенок заболел, мамы оформляют вызов и мы едем на дом. У кого есть личный педиатр, то выезжает личный педиатр; если он в отпуске, то лицо, которое заменяет его; а если по программе не предусмотрен личный педиатр, выезжает тот, кто в этом районе в данный момент находится.

Как маленькие пациенты воспринимают визит к доктору, ваш кабинет их не страшит?

Все детишки разные, потому и реакции у них не одинаковые. Многие заходят и сразу улыбаются. Это, как правило, те, которых доктор ведет с рождения, ребятишки его уже знают, привыкли к нему, и когда приходят к нам, например чтобы сделать реакцию Манту (ее делают только в амбулаторных условиях), они абсолютно раскрепощены и готовы поделиться с нами всеми своими новостями.

С трехлетними или пятилетними общаться одно удовольствие – они расскажут тебе и сколько им годиков, и какие игрушки они с собой принесли (а мы в ответ показываем им свои игрушки). Естественно, мы все в курсе последних популярных мультиков со всеми их персонажами. А как же иначе поддерживать светскую беседу с маленькими пациентами? Ведь прежде, чем обследовать малыша, с ним необходимо найти контакт, вызвать к себе доверие. Только тогда можно ожидать хорошего эффекта и при лечении.

В этом смысле у нас очень хороший коллектив. Каждый доктор – высококлассный специалист и очень любит детей. А дети это всегда чувствуют.

Скажите, Жанна Анатольевна, есть ли какие-то заболевания, которым особенно подвержены определенные возрастные категории детей?

С рождения до года – это индивидуальная категория. В это время прослеживаются заболевания, правда, их даже трудно называть заболеваниями в полном смысле этого слова, которые связаны с анатомо-физиологическими, морфологическими особенностями растущего организма. Это, скорее, переходные состояния. Ну, например, тот же метеоризм, который вызывает колики у ребеночка до 3–4 месяцев, та же лактазная недостаточность, когда еще ферментная система не созревшая. Это тоже часто бывает, но к 6–7 месяцам это все проходит. Просто в период созревания уже родившегося младенца в его организме не хватает фермента лактазы, которая расщепляет лактозу до простых углеводов. Если этого фермента не хватает, лактоза не расщепляется, отсюда и брожение в кишечнике, которое еще больше усиливает колики у малыша. В этом случае мы делаем анализ кала на углеводы, чтобы посмотреть, насколько они повышены. И по результатам анализа назначаем лечение.

Сюда же можно отнести срыгивания, которые связаны с анатомо-физиологическими особенностями желудка и пищевода (желудок находится в почти горизонтальном положении, и слабо развиты циркулярные мышечные волокна при переходе пищевода в желудок). Все это способствует регургитации содержимого желудка в пищевод.

С маленькими понятно, а с теми, кто постарше?

Если говорить о детях постарше, тех, которых уже отдают в детский сад или школу, в этот период контакты со сверстниками и не только уже значительно возрастают. А это значит, что инфицированность различного рода респираторно-вирусными заболеваниями увеличивается. И это при том, что мы тщательно готовим детишек к посещению дошкольных и школьных учреждений, я имею в виду полную диспансеризацию и необходимую вакцинацию.
В этом возрасте достаточно часто обращаются с жалобами на простудные заболевания. Повышение температуры, насморк, кашель, когда инфекция спускается ниже, в трахею и бронхи. Конечно, до пневмонии мы стараемся не допускать, поэтому так важно вызывать доктора к ребенку в первые сутки недомогания, особенно если повышается и держится температура.

В связи с затронутой темой ОРВИ – каковы сегодня взгляды педиатров на удаление миндалин и аденоидов у детей? В недалеком прошлом первое, что делали врачи при частых простудных заболеваниях, повторяющихся насморках, ангинах, – это советовали освободиться от рассадников инфекции.

Аденоиды, конечно, удаляют. Но обычно только в том случае, если определяется 3-я с переходом в 4 степень и ребенок без конца болеет (2–3 раза в месяц), формируется так называемое лицо аденоидного больного, затрудняется дыхание, ребенок храпит во сне. В такой ситуации отоларингологи настаивают на удалении очага хронической инфекции. Если аденоиды 1–2 степени, то существует большая вероятность того, что с возрастом они уменьшатся, и не будут влиять на частоту простудных заболеваний. На этом этапе часто назначаются гомеопатические средства.

Небные миндалины сейчас удаляют очень редко, потому что они осуществляют в организме иммунную защиту. В недалеком прошлом увеличенные миндалины – это уже было показание к удалению. Теперь используются новые современные препараты и методики в консервативном лечении с хорошим профилактическим эффектом. Это еще раз подтверждает основную концепцию нашей клиники – не доводить болезнь до хронической. Профилактика, профилактика и еще раз профилактика. И наше отделение в этом смысле, наверное, играет ведущую роль. Ведь мы наблюдаем маленьких пациентов с самого рождения. Решение о хирургическом вмешательстве по удалению небных миндалин может быть принято, только если ребенок подвержен частым ангинам. Ангины ведь в большинстве случаев вызываются стрептококком, который поражает в дальнейшем клапаны сердца и почки. Именно из-за этой опасности после ангины мы обязательно делаем анализ крови, мочи и ЭКГ.

Ну а такие заболевания, как сколиозы, часто встречаются у современных детей?

Не могу сказать, что часто. Нарушение осанки встречается очень часто, а вот до сколиозов мы стараемся не доводить.

В каком возрасте вы чаще всего наблюдаете это у детей?

Как правило, нарушение осанки происходит перед школой, в 5–6 лет в основном. Ребенок сидит неправильно за столом или перед телевизором, ходит сутулясь. Образ жизни семьи, воспитание, недостаточное внимание к ребенку – вот те факторы, которые и обуславливают появление негативных изменений в осанке растущего малыша. В этом случае мы очень рекомендуем плавание в качестве прекрасного профилактического средства, массаж – и, конечно, предписания хирурга-ортопеда для каждого конкретного ребенка.

Кто первый в большинстве случаев замечает изменения осанки – врач или родители?

Чаще первым это видит педиатр. Когда сколиоз – это явно, видно невооруженным глазом, и родители, и окружающие замечают кривизну позвоночника. А вот нарушение осанки, когда как-то неправильно ребенок идет, сутулится, – вот такое чаще всего замечает педиатр. Чтобы не было поздно и не доводить до сколиозов, мы обращаем внимание мамы на ситуацию, даем свои рекомендации, и она уже начинает контролировать малыша: сядь прямо, иди не сутулясь.
Продолжая разговор о профилактике формирования неправильной осанки в младшем детском возрасте, особое внимание мы также обращаем на занятия танцами для девочек. Часто родители консультируются с нами, в какую бы секцию или кружок отдать ребенка, и мы даем им советы, в том числе учитывая и дефекты осанки, если они присутствуют у ребенка.

Часто у ребенка обнаруживается плоскостопие. Формирование свода стопы ребенка идет до трех лет, и когда малыш начинает ходить, наши доктора подробно объясняют мамам, какую обувь следует покупать, что она должна быть непременно с супинаторами, даже если еще нет никаких жалоб, чтобы формирование стопы шло правильно. Особое внимание к этой проблеме должно быть, если сами родители страдают плоскостопием. Сейчас и наша, и зарубежная обувная промышленность выпускает детскую обувь уже с супинаторами, где предусмотрена и фиксация голеностопного суставчика, чтобы не происходила варусная или вальгусная деформации. Хотя такие деформации часто вызывает и рахит.

Раньше медики считали, что рахиту, как правило, подвержены дети из определенных социальных слоев – из малообеспеченных семей, имеющих плохие жилищные условия, недостаточно полноценное питание, а сейчас при высоком достатке семьи и правильном образе жизни, при образованных родителях сплошь и рядом у ребенка рахит. Как это объяснить?

Это еще один парадокс. Сейчас, даже летом, когда, казалось бы, солнце подолгу не уходит с небосвода, но его скрывает смог в больших городах, солнечных лучей оказывается недостаточно для выработки в организме витамина D. И мы обязательно назначаем его детишкам дополнительно, для профилактики, по одной капельке. Потому что часто на фоне рахита идет искривление конечностей, несмотря на специальную обувь с супинаторами. И это происходит в первую очередь когда ребенок активно начинает ходить, бегать, чаще всего после года. В этом случае мы назначаем обязательно лечебный массаж ножек. Это дает хороший эффект.

В школьные годы возникают частые жалобы на зрение и головные боли напряжения, а у подростков еще и на головокружение, ведь переходный возраст – это гормональная перестройка, активный рост организма. К сожалению, не все родители следят за тем, сколько времени ребенок проводит у телевизора или у компьютера. Эмоциональные и информационные нагрузки у современных детей в школе тоже очень высокие. А, кроме того, родители хотят дать ребенку полноценное развитие, и это, конечно, похвально: отдают в разные кружки и на специальные курсы, причем такие, где голова должна работать, – в музыкальную школу, например, или шахматную секцию. Отсюда и головные боли, особенно во второй половине дня, когда ребенок устал.

Какой же выход из этой ситуации, ведь мы живем в век информации и интеллекта, и каждому родителю хочется, чтобы его ребенок не остался во взрослой жизни на обочине?

Дозированность, конечно! По крайней мере, распределять время занятий ребенка так, чтобы, скажем, в день посещения кружков компьютер в доме был исключен полностью. Не допускать сидения у телевизора вечерами напролет. Уделять достаточное внимание занятиям спортом, прогулкам.

А с кишечными инфекциями, которые с каждым годом все разнообразней, к вам часто обращаются?

Их действительно очень много сейчас в современном мире. По опыту своей работы в клинике могу сказать, что по обращению к нам с такими жалобами прослеживается определенная статистика. Обращения по поводу кишечных инфекций однозначно возрастают после возвращения родителей с детьми из поездок в дальние страны, особенно тропические. Хотя перед отъездом мы тоже проводим беседу с родителями по поводу первой помощи, содержимого аптечки, которую следует обязательно взять с собой, о том, какой препарат и в каких случаях следует применять. Многие родители все наши рекомендации записывают под диктовку. И если, конечно, в первые дни, когда ребенок пожаловался на какие-то симптомы, родители принимают меры, то до тяжелых инфекций с обезвоживанием, как правило, все-таки не доходит.

У нас тоже, конечно, хватает кишечных инфекций, но в тропиках они специфические, другие совершенно. Кстати, по возвращении из таких путешествий количество визитов к доктору с детишками возрастает не только по поводу кишечных инфекций, но и в связи с респираторно-вирусными инфекциями, вызывающими ларингиты и даже ложные крупы при воспаленной гортани.

Сейчас во многих семьях есть породистые и не очень собаки или кошки. Это, наверное, тоже влияет на рост кишечных инфекций?

Да, безусловно, влияет. Это еще одна тема наших бесед с родителями, особенно в самые первые месяцы жизни ребенка. Мы стараемся убедить родителей, чтобы у ребенка не было все-таки тесного контакта с домашним питомцем. Пусть в доме живет кошка или собака, но в детскую комнату вход ей должен быть воспрещен. Это провоцирует в дальнейшем и аллергию на ту же шерсть.

Некоторые исследователи-медики говорят о том, что если с рождения ребенка в доме есть животное (при условии, что у ребенка нет генетической предрасположенности к аллергическим реакциям), идет своего рода адаптация – и в дальнейшем такие дети менее подвержены аллергии на шерсть и прочее, связанное с домашними животными. Животных, которых держат дома, в основном прививают и следят за их здоровьем, поэтому, возможно, это и так, но, тем не менее, сверхтесного контакта, когда спят на одной подушке собака и малыш и чуть ли не целуются, быть не должно.

Что вы можете сказать о дисбактериозах у детей?

До года дисбактериозы у детишек сплошь и рядом. Но в младенческом периоде такое состояние чаще всего связано с тем, что мама принимала антибиотики или подвергалась кесареву сечению во время родов и затем проходила курс антибактериальной терапии. Но мама же кормит дитя грудью, и, конечно же, с молоком все это переходит к ребенку, и у него развивается дисбактериоз. Даже если при визите доктора на первый взгляд и нет у малыша никаких симптомов, указывающих на дисбактериоз, но при сборе анамнеза выясняется, что мама принимала антибиотики, с профилактической целью мы все-таки назначаем ребенку биопрепараты.

Основная причина дисбактериозов – это антибиотики?

Антибиотики на первом месте. Но к факторам риска относятся также питание и окружающая среда – все это влияет. Когда ребеночек рождается, у него кишечник стерильный. Заселение микрофлорой идет уже потом. И говоря о дисбактериозе, механизм таков: чаще все-таки бывает не засилье в кишечнике каких-то патогенных организмов, а просто недостаточно нормальной микрофлоры, нарушен бактериальный баланс, что способствует росту патогенной флоры.

Детишек с разного рода неврологическими патологиями, на ваш взгляд, не стало больше в наше время?

Я бы не сказала. Опять-таки до года, когда еще прослеживается тесная связь с протеканием у матери беременности и родов, мы ставим так называемый диагноз перинатальные поражения ЦНС, которые имеют множество симптомов – синдром мышечной дистонии, повышенная нервно-рефлекторная возбудимость и прочее. Но все это мы стараемся до года убрать с помощью массажа и других средств, которые назначает невропатолог, если к тому есть показания. У более старших детей бывают, конечно, и заикания, и нервные тики, и энурезы. Но я не могу сказать, что таких жалоб много. В ряде случаев мы советуем обращение к семейному психотерапевту. У нас, к сожалению, в штате пока нет такого специалиста. Но наша клиника постоянно развивается. И в планах – организация отдельной педиатрической клиники, а не просто отделения, как сейчас. Там будет предусмотрен и расширенный штат детских врачей-специалистов. Детская клиника разместится на улице Мясницкой, где сейчас находится одна из наших клиник «Будь Здоров», а та, в свою очередь, переедет на Сретенку, где предполагается дальнейшее расширение медицинских услуг.

Беседуя с вами, я все больше убеждаюсь, что в педиатрию идут только люди с очень добрым, отзывчивым сердцем.

Мы всех своих детишек очень-очень любим. Так интересно наблюдать за их развитием, как они растут. Вот у меня есть двое ребятишек, которых я веду с момента рождения. Одному сейчас уже полтора годика, другому два года и четыре месяца. Как-то в очередной раз я приехала к тому, что постарше, на вызов. Говорю ему: «Привет!» А он мне так обстоятельно, вместо ожидаемой «тети»: «Привет, Жанна Анатольевна». А другой обращается ко мне еще более уважительно, называет меня «Анатольевна». Очень все это трогательно и умилительно. Те, что постарше, они, конечно, тоже интересны, но здесь уже поиски своего места во взрослой жизни и все, что с этим связано. Все они нам очень дороги. У каждого свой характер. Вот, например, покапризничать любят больше девочки, хотя мальчики тоже интересно проявляются. Когда они заболевают, реакции все абсолютно мужские. Лежит такой маленький мужчина лет трех под одеялом с тоской в глазах, и его фраза «Я болею» полна значимости. И потом, когда ты видишь результаты своего труда, видишь ребенка здоровым, жизнерадостным, то понимаешь, что в этом тебе принадлежит не последняя роль. И это радует и вдохновляет.

Мне бы очень хотелось, чтобы все ваши врачи слышали только слова благодарности от детей и их родителей, а маленькие пациенты всегда входили в ваш кабинет.

Журнал «Будь Здоров», N6